Краткая история из жизни людей: «Пригласи меня на танец»

Пригласи меня на танец

Я праздную свой десятый день рождения. Кружусь под музыку, в желтом платье с рюшами, похожая на бабочку-капустницу.

Сегодня замечательная погода, на небе ни облачка, и вся комната залита солнечным светом. За столом мои многочисленные подружки и друзья. И ты, глазеющий на меня с открытым ртом. В глазах восторг и гордость одновременно. Ты доволен, что удалось достать для меня эту пластинку.

А я чувствую себя центром Вселенной…

Включаясь в гармонию звуков, мое тело движется легко и свободно, я кружусь, и абсолютное счастье переполняет душу. Торжественный вынос именинного торта со свечками не может препятствовать моему танцу, я продолжаю самозабвенно кружиться, ударяюсь головой о поднос, теряю равновесие и падаю….

Шок, алые пятна крови на желтом крепдешине, «скорая помощь», яркий свет, хмурый пожилой врач кривой иглой зашивает глубокую рану на моем лбу…

Травма не проходит бесследно, и желание танцевать уходит из моей жизни. А потом из нее уходишь ты. Тогда мы еще не знаем, что расстаемся почти на тридцать лет…

Жизнь проходит в сумасшедшем ритме. Учеба, работа, научная карьера, короткое безумие под названием «любовь с первого взгляда», рождение ребенка, предательство мужа, желание утопить горе в рюмке. Жизнь идет под откос, становится неконтролируемой, но признаться в этом самой себе страшно. Дочь, работа и все остальное уходят на второй план. Даже не знаю, сколько времени это продолжается. Что только я не вытворяла — не хочу об этом вспоминать. И вдруг этот телефонный звонок. Знакомый смех в трубке.

— Лешка? Ушам не верю! Откуда, черт возьми, ты узнал мой номер?

— Твоя мама дала. Дело в том, что я опять живу у Киеве. Хотел увидеться. Когда тебе будет удобно?

— Не важно. То есть у меня сейчас нет желания с кем-либо встречаться.

— Ты стала затворницей? Почему?

— Не знаю, но со мной не все в порядке. У меня вместо головы кочан капусты, да еще совсем увядший к тому же! Я и на работу-то хожу с трудом. Только не спрашивай, в чем дело. Это слишком долгая история.

— Я в курсе. Кстати, сам недавно развелся, поэтому и вернулся. Пока живу с мамой, но собираюсь покупать квартиру. А еще хочу открыть танцевальную студию.

— Студию? Ты серьезно?

— Ну да. Я ведь мастер спорта международного класса по спортивно-бальным танцам. А что, считаешь, учить людей танцевать — не мужское занятие?

— Не знаю…

— Понятно, но я… В общем. танцы — это моя жизнь. Кстати, никогда не искал легких путей. Честное слово. Все мои победы и успехи в большей мере либо результат собственной настойчивости и целеустремленности, либо заслуга родителей, которые создавали для меня благоприятные условия. Но я никогда не был комнатным растением. А еще никогда не ставит перед собой слишком больших целей. Просто жил «здесь и сейчас»…

Впрочем, зачем я рассказываю тебе это все по телефону Может, все-таки встретимся? Где-нибудь в кафе…

— Только не в кафе! — испуганно вырывается у меня. — И не сейчас.

— Как скажешь. В любом случае, я рад слышать твой голос.

— Я твой тоже. Хотя удивилась, что ты обо мне вспомнил. Ведь столько лет прошло, даже подумать страшно… Положив трубку, я долго разглядываю свое отражение в зеркале, после чего с грустью заключаю, что «это» показывать нельзя.

Перед друзьями детства надо выглядеть достойно. Вздохнув, достаю из шкафчика начатую бутылку армянского коньяка, наливаю почти полный стакан, подношу ко рту. Выпив залпом «благородный» напиток, морщусь и трясу головой из стороны в сторону. Мне плевать, что коньяк так не пьют — просто после разговора с Лешкой очень хочется напиться.

Выгнать воспоминания о бывшем муже из головы сложно, и выпивка в этом не помощник. Да и потом, как можно такое забыть? ТАКОЕ вообще не забывается… Женька не просто был моей любовью, он проник ко мне в душу, в сердце, в тело. И я поверила в сказку. О боже, как же мне хотелось верить в эту сказку о большой взаимной любви! Но сказка для того и существует, чтобы обманывать таких наивных девушек. «Его больше не будет. И ничего не будет. Ни-че-го!!! Кроме этих чертовых стен и одиночества…»

Пробормотав проклятие, я наливаю очередную порцию коньяка. Спустя час обнаруживаю, что бутылка уже пуста. Мне кажется, что теперь я спокойна, но тогда почему по лицу медленно катятся слезы? Скрестив руки на столешнице, опускаю на них голову, закрываю глаза, веки тяжелеют, дыхание становится ровным. Спать, спать, спать…

Первое, что вижу, открыв глаза, — это яркое солнце. Переведя взгляд на настенные часы, ужасаюсь: неужели уже поддень?! Я опять проспала на работу и теперь не смею показаться шефу на глаза, поэтому остаюсь дома. Меня трясет, голова раскалывается от боли, во рту пересохло. Проглотив пару таблеток аспирина, думаю, что больше не могу так жить: и пить не могу, и не пить не могу. Нужно что-то делать. Но что? Рука невольно тянется к золотому крестику на груди. Господи, дай силы либо умереть, либо вернуться к нормальной жизни… Неожиданно я понимаю, что бессильна перед своей болезнью и нуждаюсь в помощи. Позвонив отцу, говорю, что приняла решение, и прошу его дать мне денег для лечения. Он приезжает только к вечеру, ругается на чем свет стоит, но деньги все-таки дает. Правда, предупреждает, что помогает в последний раз…

На следующий день я сама, добровольно, ложусь в наркологическую больницу, четыре дня лежу под капельницей. Мне больно, у меня ломка. Кажется, не выдержу, но вдруг осознаю, что трезвею. Неужели справилась?.. После возвращения домой меня мучает уже другой вопрос: что делать дальше? И тут снова звонит Лешка и приглашает меня в гости. Он по-прежнему живет у матери, но она сейчас в санатории. Пересиливаю себя и иду. Правда, предупреждаю Лешку, что теперь совершенно не употребляю спиртное. Он относится к этому с пониманием.

Напрасно я волновалась, встреча проходит замечательно. Лешку не узнать, он стал просто красавчиком. Я тоже выслушиваю его комплименты, хотя понимаю, что на самом деле выгляжу как заезженная лошадь. Хорошо хоть в парикмахерскую додумалась сходить… Немного успокоившись, мы устраиваемся за журнальным столиком в гостиной, пьем чай с вкуснейшими пирожными и беседуем. Причем я рассказываю ему о себе все, без утайки. Рассказываю о муже, изменившем мне с молоденькой секретаршей, о дочери, которая ушла жить к дедушке с бабушкой из-за моего пьянства, о том, как я пытаюсь победить свою болезнь, но боюсь сорваться. Что психолог советует мне посещать собрания анонимных алкоголиков, но мне стыдно.

— А может, будешь ходить в мою танцевальную студию? — неожиданно спрашивает Лешка. — Думаю, это лучше любой другой терапии.

— Не знаю, — смущенно улыбаюсь, — хотя можно попробовать. Прямо сейчас. Пригласи меня на танец…

Мне удалось снова полюбить и испытать семейное счастье. Благодаря Леше я сумела побороть зависимость, вернуть любовь дочери и понять: лучше и прекраснее жизни ничего нет. Но для полного выздоровления потребовалось почти три года. Теперь у меня все хорошо. Но у других есть выбор: протянуть руку за помощью или к стоящей на столе бутылке. Оставайтесь трезвыми, и храни вас Бог.

Вера, 43 года

Читайте так же:
Оставить комментарий

*

code

*

Наше здоровье
Звезды ближе