Интервью Виктории Тарасовой

Виктория Тарасова фото 2015

Виктория Тарасова фото 2015

Виктория Тарасова: «В сериале «Глухарь» я строгая тетка, а в жизни совсем иная…»

Вы сказали, что Марина была в детстве забиякой. Вы дружили или ссорились?
Разница в возрасте у нас семь лет, поэтому Маришке приходилось нянчиться со мной, бегать на молочную кухню за молоком, которое она вечно не доносила. Конечно, не хотелось ей со мной возиться. Родители дадут апельсины — два ей и два мне, Маринка у меня отберет один и грозит: «Наябедничаешь родителям — получишь». Я ее уважала и боялась, так что, когда мама, придя домой, спрашивала: «Все в порядке?» — я отвечала через силу: «Да».

Марина, в отличие от меня, с детства была артисткой. А когда родилась я, папа первым делом сложил мне ножки в первую позицию и сказал: «Мои». С пяти лет я стала заниматься танцами, потом папа научил меня степу, и мы стали вместе выступать.

Актриса Виктория Тарасова

Обычно актеры не хотят, чтобы дети шли по их стопам. А ваша мама?
Она очень этого хотела! После школы мы с мамой стали заниматься, готовиться к поступлению. Я стала часто ходить в Смоленский драмтеатр и почти совсем перестала учиться в обычной школе. Экзамены сдала еле-еле. Не то чтобы я была какой-то дурой, мне просто некогда было.

Фото актрисы Виктории Тарасовой

Фото актрисы Виктории Тарасовой

Несмотря ни на что, экзамены в ГИТИС я провалила. Плакала ужасно. Сестра, которая училась в Ярославском театральном институте, потащила меня туда: «Сейчас по блату тебя устрою». Приезжаем в Ярославль, а там уже все туры прошли, а завтра конкурс. Ну ладно, думаю, я ведь по блату. Но на собеседовании меня почему-то стали валить. Выяснилось потом: всем не понравилось, что Марина, окончив институт, не осталась в Ярославле, Константин Райкин сразу взял ее к себе в «Сатирикон». Так что сестра мне не помогла, а только навредила. Я плакала, плакала весь вечер, а тушь «Ленинградская» такая ядовитая! Мама успокаивала: «Не судьба, поступишь через год».

Весь год я готовила программу, а когда пришло снова время вступительных экзаменов, сестра потянула меня в Питер, уверяя, что там у нее есть нужные связи и знакомства. Но снова мне не повезло — вскочил фурункул на копчике, и я стала словно парализованная. Но до конкурса все же дошла. У меня был этюд, я показывала муху. Говорят, меня до сих пор помнят преподаватели из приемной комиссии.

Новые фото Виктории Тарасовой

Новые фото Виктории Тарасовой

И снова я несолоно хлебавши вернулась в родной Смоленск. А на третий год я сказала своим: «Все! Больше никакого блата». И поехала в Москву. Я уже была очень хорошо подготовлена и практически во всех московских институтах дошла до конкурса сразу. Сначала поступила в «Щепку», после перевелась в ГИТИС, училась на одном курсе с Катей Редниковой, Женей Крюковой, Лешей Макаровым.

Обычно студенты на последнем курсе стараются попасть в кино. У вас были предложения сниматься?
На последнем курсе я вдруг оказалась на телевидении. Стала вести программу «6 соток», а потом получила роль жены браконьера в фильме Агасия Бабаяна «Рысь идет по следу». Съемки проходили в заповеднике под Владимиром, каждый день мы засыпали и просыпались под рев медведей. Затем наступил 1995 год. Передачу закрыли, кино снимать перестали…

Но мне повезло. Я пришла к своим щепкинцам в гости в театр «Шалом», а худрук театра Александр Левенбук вдруг предложил мне попробоваться на роль рыжей Барбары в спектакле «Праведники и грешники», исполнительница которой сломала ногу. Театр оказался стабильным, коллектив замечательным, Марина Голуб и Анатолий Белый как-то сразу взяли меня под свое крыло. Я объездила с труппой весь мир и жила эти годы вполне безбедно, но меня ждало новое испытание.

Читайте так же:
Оставить комментарий

*

code

Наше здоровье
Звезды ближе